Раз за радом убеждаюсь, что в жизни ничего не происходит просто так. В конце 2013 года мне посчастливилось посмотреть комедию молодого иркутского режиссера Юрия Яшникова “Похабовск. Обратная сторона Сибири”, и меня просто восхитил этот фильм, который по степени легкости, правильности и профессионализма оставил – на мой взгляд – позади многие высокобюджетные работы именитых отечественных кинематографистов. С самим Юрой я познакомился значительно позже, и было это почти случайно, а этой весной узнал, что он снимает документальный фильм про Евгения Лосева. Зная, какое качественное кино может делать Юра, меня захватила эта идея, однако, пересечься для интервью мы смогли только в сентябре за тысячи километров от наших родных городов – во Владивостоке, куда съемочная группа прилетела на Asia Pacific D1 Primring GP.






























BKM: Юра, я тебя знаю, в первую очередь, как режиссера “Похабовска”, а какой твой общий режиссерский опыт?
Ю.Я.: Ну, действительно мой дебют в кино как режиссера, сценариста и продюсера состоялся в 2013 году, когда мы с совершенно блестящей командой сделали народную комедию “Похабовск. Обратная сторона Сибири”. Это было игровое кино, и, если бы меня кто-нибудь тогда спросил, буду ли снимать документальное, с уверенностью бы ответил, что никогда не буду. Но вот прошло три года, и я по самые уши в этом: уже полгода с Женей Лосевым ездим по России, где только не побывали, а параллельно работаем над картиной “Иркутск Ивана Вырыпаева” про всемирно известного драматурга, режиссера, тоже нашего земляка. В общем, каким-то образом меня занесло в документальное кино, и я должен признаться, этому очень рад.

BKM: Чем же документальное кино так принципиально отличается от художественного?
Ю.Я. Я, если можно, одну поправку сделаю к слову “художественный”. Год назад точно также выразился бы, однако у нас в Иркутске открыли филиал ВГИКа, главного кинематографического ВУЗа страны, и там научили, что документальное кино – оно тоже художественное. Любое хорошее кино – художественное, другое дело, что оно бывает документальное и игровое. А разница проста предельно: если в игровом кино ты сначала придумываешь, что хочешь увидеть на экране, а потом все службы, работающие над картиной, воплощают этот план в жизнь, то в документальном сценарий – это больше некая гипотеза на тему того, как будет развиваться та или иная ситуация, какая проблема должна прежде всего находиться в объективе. Потому что одно и то же событие можно осветить совершенно по-разному. А самое главное, документальное кино в значительно меньшей степени предсказуемо, чем игровое. Здесь могут быть самые неожиданные сюрпризы, и, кстати, на проекте “Траектория Лосева” их было немало.






























BKM: Как раз хотел спросить о казусах на съемках.
Ю.Я.: Съемки начались весной, и мы с Женей поехали на “Красное кольцо” на РДС-Сибирь. Выезжали из Иркутска утром, светило ярчайшее солнце, и было очень-очень жарко, а уже к вечеру, на подъезде к Красноярску, снег валил так, что за лобовым стеклом видно ничего не было. И я сразу понял, что съемка, которая так красочно начинается, не может быть скучной. И Красноярск подтвердил это мнение.

Мы знали, что автомобиль Жени еще находится в состоянии конструирования, и по приезду в Красноярск, снимем последний этап постройки, запуск, и затем Женя начнет тренироваться, чтобы затем на трассе показать, на что его машина способна. И вот мы приезжаем, а машина совсем не готова. И первые съемки о том, как команда бьется по 22 часа в сутки, прикладывая все усилия к тому, чтобы она все-таки поехала. За три дня становится очевидно, что это невозможно, и Женя предлагает взять машину своего красноярского друга Георгия Чебина. И вдруг вектор фильма меняется на 180 градусов: до этого все силы были брошены на Mark, и тут его оставляют и переключаются на приведение Silvia в должное состояние. Что немаловажно – мы знали, что едем снимать фильм про чемпиона Сибири и победителя СДБ 2015, и ждали сплошные “тумбочки”, победы, кубки. И вот Женя выезжает на этой Silvia, которая вообще не едет, и он вылетает в первом же заезде. И в этот момент рождается сцена фильма, которая… мы еще не садились за монтаж, но, когда я вижу её в своей голове, пересматриваю кадры, думаю, зрители в зале будут просто плакать. Потому что чемпион оказывается в невероятно потерянной ситуации – очень драматичный будет эпизод.

Сезон для Жени выдался непростым, но мы очень рады, что завершение проходит на повышенных тонах. Третье место в Гранд Финале РДС и, на мой взгляд, совершенно блестящее выступление на Приморском кольце позволят закончить фильм очень красиво.






























BKM: А как тебя вообще затянуло в съемки этого фильма?
Ю.Я.: Первая часть ответа заключается в том, что я для себя обнаружил, что мне очень интересно смотреть документальное кино. Еще два года назад я бы сказал, что “док” – это какая-то нудятина, артхаус, и вообще, кто все это смотрит. Но я начинаю попадать на сильные документальные картины, одну за одной, и понимаю, насколько такое кино честнее игрового. Насколько более искренно люди живут свою жизнь в кадре, по сравнению с тем, как даже самые талантливые актеры чью-то выдуманную жизнь играют. У меня появляется интерес к этому виду творчества, и именно в этот момент блестящий иркутский продюсер Роман Буркало набирает мой номер и спрашивает, знаю ли я такого дрифтера Евгения Лосева. А я знать не знаю, дрифтом не интересуюсь, и вообще думаю, что дрифтеры – это такие негодяи, которые ночью будят моего сына. И вдруг оказывается, что есть в дрифте и настоящие Спортсмены с большой буквы, и один из них – иркутянин, про которого нет ни одной достойной картины. Причем, про его ближайших конкурентов – Георгия Чивчяна и Аркадия Цареградцева красноярский режиссер Анатолий Зарубин снимает потрясающие фильмы, у которых в интернете миллионы просмотров. Тогда стало понятно, что рассказать на языке кино про Евгения Лосева – это и людям будет интересно, и для нашего города важно. Так Роман предложил мне стать режиссером этой картины. Прошло полгода, и я каждую смену (так в кино называется съемочный день) про себя благодарю его за тот звонок, т.к. очень рад оказаться в проекте.

BKM: Смотрел ли ты другие схожие работы про дрифтеров? Например, фильм Никиты Шикова “Облака делают дрифтеры”.
Ю.Я. Этот фильм, к сожалению, еще не смотрел, хотя, конечно, о нем знаю. Обязательно посмотрю перед монтажом, потому что стараюсь сейчас как можно больше посмотреть фильмов о дрифте, для того, чтобы учесть опыт коллег.






























BKM: Что новое для тебя открыло столь резкое и глубокое погружение в субкультуру дрифта?
Ю.Я.: На многие вещи глаза мои открылись. Дело в том, что я смотрю на дрифт в первую очередь как режиссер, и первое, что обнаружил – это необыкновенно зрелищный, насыщенный эмоциями вид спорта. Я обратил внимание в первой же поездке, где мы оказались, как зрители ведут себя, что они испытывают, как они болеют за любимых пилотов. И понял, что зрители, приходящие на соревнования по дрифту, получают удовольствие ничуть не меньшее, чем зрители футбола, баскетбола, хоккея, которые так любят в нашей стране и в мире. Теперь я прекрасно понимаю тех, кто ходит на дрифт или любит смотреть его на экране.

А с другой стороны, с точки зрения пилотов, дрифт – это очень большая работа, и среди топовых пилотов ленивых людей нет. Они так пашут за рулем, я вижу это и по Жене, и по его коллегам. Это люди, которые любят работать руками, ногами, если говорить о пилотировании, но в первую очередь работают головой. Мне кажется, их прет то, что на принятие чрезвычайно сложных решений этот вид спорта выделяет даже не секунды – доли секунд. И тот, кто обладает большей силой воли, чей мозг способен работать в состоянии огромной перегрузки – и физической, и моральной, именно он одерживает победу, а, одержав ее, испытывает… ну, не знаю, что они там испытывают, хотя с Женей проезжал несколько кругов, и некоторое представление имею.

А еще для меня дрифт – это мир необыкновенно крепкой и искренней дружбы. Я в первую очередь говорю о сибирском чемпионате, на соревнованиях которого нам больше всего довелось снимать, потому, что Женя – сибиряк. Это настолько дружные парни, они настолько искренне желают друг другу победы, даже когда оказываются соперниками в одном заезде. Я думаю, что многие мужчины планеты позавидовали бы силе и искренности их дружбы.






























BKM: Ты путешествуешь с Женей по разным городам, турнирам, и интересен твой взгляд на них – именно с творческой точки зрения.
Ю.Я.: Из того, где довелось побывать, отметить в первую очередь хочется “Красное кольцо”, т.к. именно там наша съемочная группа наиболее полно погрузилась в события сибирского чемпионата. Есть известная поговорка, что “рыба гниет с головы”, так вот, мне кажется, что и “расцветает” она тоже с головы. Я уже сказал о том, что в РДС-Сибирь потрясающая атмосфера, и то, что я увидел, подводит меня к выводу, что это в первую очередь заслуга Аркадия Цареградцева. Он сам настолько заряжен на спорт, на честность, на развитие, что транслирует эту программу всем остальным пилотам и заражает своим подходом.

А в Кемерово мы видели один из самых потрясающих примеров отношения пилотов друг к другу. В первый же день у Дамира Идиятулина отказал мотор. Ему привезли второй, поменяли, но и тот сгорел на квалификации, и в ночь перед гонкой ему пришлось заново менять всю начинку под капотом, в чем ему помогали другие пилоты и их механики. В том числе ближайший конкурент Дмитрий Ермохин. Утром, установив-таки мотор, Дима чуть-чуть поспал, а затем с большим трудом выиграл у Дамира в финале. А ведь мог и проиграть! Но когда они ставили всю ночь этот мотор, никто об этом даже не думал – Дамиру нужна была помощь, и точка.

Ну и, конечно же, Примринг и D1. У меня сложилось впечатление, что это соревнования очень высокого уровня, потому что многое, из того, что здесь увидел, мне не доводилось наблюдать ранее. И сам объект, нужно сказать, очень серьезный – даже при текущей его реализации процентов на 20-30 от силы. Но та его будущая мощь, которая запланирована, она уже сейчас тенью лежит на том, что сделано, и накладывает свой отпечаток на соревнования. Хочется верить, что рано или поздно весь дрифт в России будет реализован на таком уровне.






























BKM: Не смотря на то, что в общении Женя – очень приятный человек, на многих он производит впечатление сурового и немногословного. А насколько легко с ним работать в рамках съемок?
Ю.Я.: Первый, кого хочется процитировать в ответ на этот вопрос, это механик, построивший Жене автомобиль, Алексей Шевченко. Увидев нас с камерами в Красноярске, он сказал: “Парни, вы же в совершенную утопию ввязались. Бывают люди не медийные, а Женя круче их всех вместе взятых!” И некоторое время у нас действительно было такое ощущение. Я думаю, оно связано с тем, что Женя – человек, живущий в своем мире, добром, позитивном, дружелюбном, но попасть в этот мир достаточно сложно. Возможно, поэтому многие нам говорили об ощущении, которые Женя вызывает со стороны, что все-таки страшно к нему подойти, слишком он здоровый, слишком агрессивно ездит – вдруг окажется, что он и в жизни такой. Преодолеть этот барьер, попасть в число людей, которым он доверяет, заняло у нас некоторое время, но после того, как съемочная группа была допущена в этот близкий его круг, оказалось, что он просто блестящий друг и замечательный герой для фильма. Женя, как говорится, подпустил нас очень близко, и именно с этим, в первую очередь, связаны надежды на то, что фильм будет интересным. Потому что, пустив на столь близкое расстояние нас, он, на самом деле, пустил туда всех будущих зрителей картины “Траектория Лосева”. И я очень рад за зрителей, ведь далеко не у всех будет возможность так близко познакомиться с Женей в жизни.






























BKM: Ну и главный вопрос – когда?
Ю.Я.: Когда мы брались за фильм, мне казалось, что это будет очень просто смонтировать. У меня есть некоторый опыт работы в документальных проектах, исходя из которого, я думал, что посидим и соберем за месяц. Но штука в том, что за эти полгода мы проведи с Женей неразлучно дней, может быть, двадцать пять – тридцать. И каждый день мы снимали часов от 5 до 10. И у нас просто огромное количество материала, только вникнуть в который, физически пересмотреть уйдет 2-3 недели. Потом надо будет это отсортировать, проанализировать… Поэтому я боюсь делать прогнозы. Мы с командой решили, что прогнозы будем делать после первой сортировки материала – только тогда сможем озвучить какой-то срок.

BKM: Ну что ж, Юра, спасибо за интересную беседу.
Ю.Я.: Я искренне благодарю ресурс Bokamu за интерес к этому фильму. Надеюсь, что, когда фильм будет подходить к финальной стадии постпродакшена, мы сможем еще раз пообщаться, и я расскажу, когда зрителям ждать картину, и где ее можно будет посмотреть.

Рассказ: Юрий Яшников, режиссер фильма “Траектория Лосева”
Редактор: Никита Ищеулов
Фото: из архива BURKALO PRODUCTION
Партнер редакции: ANIKU.RU – качественные реплики известных дисков

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ:

  1. Фильм о премьере фильма «Облака делают дрифтеры»
    Снять фильм, показать его в кинотеатре и в процессе показа…...

  2. Гоча в Японии 2 – трейлер фильма
    Все помнят прошлогодний фильм Зарубина «Гоча в Японии»? Он произвел...

  3. Облака делают дрифтеры
    После московской премьеры фильм Никиты Шикова «Облака делают дрифтеры» наконец...

  4. Трейлер фильма о поездке на финал D1GP от Autoprofi
    Наверное, многие видели короткие зарисовки о поездке в Японию на...

  5. Полная версия фильма Felix in Japan
    Прошла уже пара месяцев со знаменательной поездки Феликса Читипаховяна, чемпиона...

Просмотров: 1 715


вернуться

Добавить комментарий