В российском дрифте немало ярких лиц, которые во многом формируют эту дисциплину, задают тон, привлекают зрителей. Катя Седых выделяется среди всех них: первая девушка дрифтер, которая без преувеличений едет наравне с самыми сильными пилотами страны! Благодаря потрясающей комбинации женской легкости, грации и прямо-таки мужской агрессии в заездах она завоевала сердца десятков тысяч поклонников по всей стране, которых неизменно радует успехами. Например, победой на финале RDS-Запад, в котором она подряд объехала трех двукратных чемпионов!

Супруг Кати Максим другой – более сдержанный как перед камерами, так и на трассе. Многие считали, что он не сумеет добиться высоких результатов, однако “тумбочки”, буквально посыпавшиеся одна за одной в 2016 году, а также титул чемпиона RDS-Восток резко подняли Максима в список лучших дрифт-пилотов страны.

Сейчас о чемпионской паре Седых не слышал разве что самый нелюбопытный поклонник дрифта. А вот то, какая огромная работа была проведена по взращиванию этих блестящих гонщиков, не знает практически никто. Нам посчастливилось, и мы порасспрашивали Константина Огарко, опытнейшего автоспортивного тренера из «Первой школы дрифта» Drifting.su, ставшего настоящим сенсеем Кате и Максиму.






























BKM: Константин, как получилось, что Максим и Катя решили тренироваться с тобой? Ведь вас разделяла практически вся наша необъятная страна?
К.О.: Все, как часто бывает, произошло по воле случая. В «Центр контраварийной и спортивной подготовки», в который обратился Максим с просьбой провести раллийный мастер-класс на Дальнем Востоке, не нашлось желающих к столь дальнему путешествию (смеется). В результате, Алексей Колонтай (руководитель школы Drifting.su), предложил этим заняться мне. Я с радостью согласился, так как всегда мечтал попасть во Владивосток – город, окутанный туманным дыханием Тихого океана и ореолом героической таинственности.

Оказалось, что Максим Седых делал только первые шаги в ралли, и был достаточно далек от мира гонок, но свойственный ему основательный подход к делу позволил довольно быстро достичь прогресса в раллийной теме. При этом нельзя сказать, что “дорога была гладкой”: количество гоночных инцидентов ощутимо превысило средние показатели. Впрочем, подозрение, что все серьезно, у меня возникло уже на третий день занятий, когда под вечер на стареньком тренировочном Субару «кончился» мотор. Я уже хотел паковать чемоданы, когда в номере раздался звонок, и, как всегда, невозмутимый голос Максима сообщил, что начало завтрашней тренировки немного сдвигается, так как двигатель автомобиля, к сожалению, переберут только ближе к обеду. Признаться, я несколько опешил, но про себя отметил, что из Максима получится настоящий спортсмен.






























BKM: Получается, что к началу обучения дрифту Максим стал уже достаточно опытным раллистом. Облегчало ли это процесс по сравнению с Катей?
К.О.: Безусловно, мы использовали раллийные наработки, а, главное, уже имеющуюся технологию формирования гонщика, в которую внесли некоторые корректировки из-за специфики дрифта. В итоге получилось за два года пройти путь от начинающего дрифтера до чемпиона РДС-Восток.

Основная сложность при работе с Катей в том, что мы живем в «мужском мире», поэтому мужчины и женщины, в основной массе, по-разному выстраивают свое взаимодействие с ним. Особенно там, где оно «выходит на поверхность» и требует непосредственного участия в процессе и ответственности. Нашей задачей было из абсолютно неспортивного человека, красивой девушки-блодинки вылепить топ-пилота РДС, на равных конкурирующего с серьезными мужчинами-бойцами. Ведь в России, в отличие от той же Японии, нет отдельной женской дрифт-лиги. Любопытно, что почти одновременно с нами стартовало несколько аналогичных проектов с начинающими пилотами-мужчинами. Но их достижения выглядят не столь ярко, что косвенным образом подтверждает правильность выбранного нами пути.






























BKM: Какая специфика в обучении Максима и Кати, кому что проще и тяжелее давалось?
К.О.: Специфика состоит в том, чтобы выделить у каждого сильные стороны и опереться на них, при этом постепенно подтягивая и устраняя слабые. Начиная с психологии, восприятия и отношения к риску, физических способностей, качества исполнения приемов, и заканчивая тактикой заезда, соревнования и сезона в целом. Максим более склонен к творчеству, экспериментированию, поиску и отработке разнообразия приемов, способен проводить ментальное моделирование. При этом остановить его на тренировке могут только полностью истраченные запасы топлива, закончившиеся шины, или какая-нибудь серьезная поломка.

У Кати свои сильные стороны. В первую очередь, это настойчивость, исполнительность и беспрекословная вера тренеру. В этом смысле с ней очень легко работать, потому что не нужно тратить силы на уговоры и убеждения. Достаточно сказать, что должно быть, и как это сделать, и Катя будет упорно добиваться необходимого результата. При этом, она абсолютно некапризный пилот. Иногда бывает, что приходится даже заступаться за нее перед механиками, которые не всегда серьезно относятся к робким просьбам и замечаниям девушки-пилота. Катя менее склонна к экспериментам и творческому поиску, но зато очень целеустремлена. Иногда искренне удивляюсь ее работоспособности, которой могли бы позавидовать многие мужчины. Еще с первых занятий Катя выработала важную привычку: записывать максимум из того, что обсуждается на тренировке, начиная от плана, что позволяет ей ощущать целостность и закономерность процесса, и заканчивая какими-то «фишками», «закладками», полезными наблюдениями.






























BKM: На какие этапы разделено удаленное обучение? Что-то делается, так сказать, онлайн, или только при непосредственном присутствии?
К.О.: Преимущественно обучение проходит в очном формате. Причем, некоторые тонкости можно определить, только находясь внутри автомобиля. Конечно, есть некоторый пласт заданий, вопросов/ответов, который предполагает продолжение общения и вне тренировок. Это поддержание состояния вовлеченности, разбор конкретных ситуаций, ошибок, приемов, обсуждение деталей. Такое взаимодействие помогает поддержанию и настройке понятийного аппарата между тренером и гонщиком, как по содержанию, так и, что немаловажно, по форме. Непосредственная тренировка – всего лишь вершина айсберга, подводная часть которого – это огромный объем тематических бесед и обсуждений.

Вообще, гонщик начинается «с головы», с мировоззрения: что такое время, пространство, как они связаны между собой, в том числе и в системе координат чувств и интерпретаций подопечного, что есть быстрота, эффективность и т.д. Нужно в первую очередь выбрать корректный и понятный обоим язык, в зависимости от гуманитарного или технического склада ума, создать некий «потенциал поля», которое будет пронизывать, направлять и увлекать ученика к цели. Это то, что будет собирать паззл гоночной концепции, где отдельные приемы и техники – всего лишь маленькие элементы в общей картине.
Ну а непосредственно в системе подготовки я пользуюсь классическими подходами из «Теории и методики физической культуры» и «Концепции периодической тренировки» Л.П. Матвеева. Таким образом, система иерархически разделена на блоки и циклы, каждому из которых отведены свое место, время и роль, исходя из решаемых задач: от стратегических целей на сезон до плана на каждый день подготовки.






























ВКМ: Как я понимаю, основная часть обучения приходится на зимний период, который имеет свою специфику. Как нивелировать эту разницу между снегом и асфальтом?
К.О.: Конечно, летняя практика – необходимая и неотъемлемая часть, главная задача которой – подойти к соревнованиям в наилучшей форме. Зимние тренировки – отдельная тема. Когда три года назад начали заниматься с Катей на льду, все местные «старожилы дрифта» ухмылялись, предвкушая нашу наивность в области переноса техники с «меланхоличного» льда на «яростный» асфальт. Время все расставило по местам. Сейчас любой дрифтер старается не пропустить этот лакомый период, когда максимально бюджетно можно получить хороший накат. Но, как и искусство, которое зависит от «чуть-чуть», так и особенности зимних тренировок имеют ряд важных нюансов и акцентов в упражнениях. Важно обеспечить положительный перенос навыка в иные, чем медленный лед, условия, а не «закатать» неэффективные рефлексы и ментальные программы.

BKM: Из-за удаленности с учениками, обучение происходит сессиями. Сколько они длятся?
К.О.: Обычно мы стараемся планировать тренировочный цикл не менее пяти дней. Так день-два уходят на то, чтобы войти в рабочий режим, день на подведение итогов. В итоге на основную часть может остаться всего пара дней. Учитывая всевозможные вводные: погодные условия, поломка техники, возможности участия партнеров для парных тренировок – этого времени совсем немного. А если цикл попадает по времени непосредственно перед соревнованием, в нем будет меньше новизны и больше «стабилизирующих» упражнений целостной направленности, так как нужно успеть провести «консервацию навыка» для повышения надежности соревновательного выступления.






























BKM: Профессиональных школ дрифта до недавнего времени в России не было, в отличие от системы подготовки, например, в ралли. Методика обучения разрабатывалась «с нуля» или на основе опыта в классических дисциплинах автоспорта?
К.О.: Сказать, что есть какая-то однозначная система подготовки в ралли, сложно. Скорее, есть ряд успешных реализаций авторских методик, которые, имеют некий специфический интерфейс, при срабатывании которого и достигаются наилучшие результаты. Но недаром есть выражение: «нельзя научить – можно научиться». Задача тренера обеспечить максимально «плодородную почву для гоночных всходов». Здесь нужно выйти за ограничения «делай как я». Помочь гонщику прогрессировать с опорой на сильные стороны его способностей, без привязки к локальным стереотипам, в том числе и тренерским демонстрациям.

Что касается подходов к дрифту, то здесь нет каких-то противоречий. Основная трудность – формализация дрифта как такового. В нем, помимо традиционной для автомобильного спорта объективной быстроты, важное значение имеют эстетические и субъективные предпочтения судей, меняющиеся как от соревнования к соревнованию, так и в зависимости от региональных особенностей. Так у нас Дальний Восток и Сибирь тяготеют больше к японскому стилю, а западная часть страны – к европейскому.

В целом же методика вобрала в себя: основные педагогические принципы И. Песталоцци и Я. Коменского, концепцию периодической тренировки Л.П. Матвеева, построение движения по П.Я. Гальперину, физиологию Н.А. Бернштейна, методологию Ю.К. Гавердовского, психологию обучения Э.С. Цыганкова, педагогические аспекты НЛП, а также опыт многих советских, российских и японских спортсменов.






























BKM: Кстати, о японцах. Удалось ли перенять опыт приглашенных на дальневосточные соревнования японских дрифтеров и использовать в тренировках?
К.О.: Нам посчастливилось не только пообщаться, но и использовать опыт школы Team Orange, а также целый сезон провести в одной команде с Тецуя Хибино. Это крайне поучительное взаимодействие и особенно приятное тем, что можно вблизи наблюдать за работой профессионалов высочайшего класса. Справедливости ради следует заметить, что даже такое, казалось бы, тесное сотрудничество – это отнюдь не открытая книга, и нужно приложить немало усилий и наблюдательности, чтобы суметь почерпнуть из него полезные знания.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Выходя на это интервью, я ожидал совершенно других, более легких ответов, а получил мощнейшую пищу для ума, для осознания которой пришлось не раз и не два перечитать записи. Да, российский дрифт развивается очень быстро, и, чтобы составить серьезную конкуренцию топам, уже недостаточно горячего сердца и огня в глазах. Необходимо много и правильно работать над собой. И, чтобы не тратить годы на метод “проб и ошибок”, нужен кто-то, кто не столько сам успешно ездит, сколько способен правильно донести информацию, научить и воспитать. Ведь это зачастую гораздо сложнее, чем взойти на подиум.

Рассказ: Константин Огарко
Редактор: Никита Ищеулов
Фото: из архива школы Drifting.su и Алексея Суворова

ПОХОЖИЕ НОВОСТИ:

  1. Судья Международного Кубка по Дрифту «Astana GT Park» – Константин Точилкин
    И еще одна «уральская» новость относительно Международного Кубка по Дрифту...

  2. Вторая часть видеоблога BadAss GTR 32
    Да, немало времени прошло с выхода первой части красноярского видеоблога...

  3. Zero Drifter – вторая часть видеоблога
    Команда Team Autoprofi продолжает рассказ о подготовке Toyota GT86 к...

  4. Феликс Читипаховян и Максим Твадровский в Hell Racing Team
    Еще одной постпраздничной новостью стало то, что Максим Твардовский и...

  5. 1 этап Дрифт Битва Bullet в Улан-Удэ 16-17 мая
    Дрифт в Сибири стал настолько популярен и привычен, что сложно...

Просмотров: 672


вернуться

Добавить комментарий